12,08₽
95,56₽
87,75₽

15 июля 2024

По данным Росстата, за июнь яйца подешевели на 5%, а с начала года — на 15%. В среднем десяток яиц в РФ стоит 111,3 рубля. Осенью вероятна стабилизация цен, а к Новому году — традиционный рост

Межведомственную рабочую группу по развитию беспилотных авиационных систем создали в Ростовской области. Она будет формировать областной научно-производственный центр отрасли

В Северном районе Таганрога произошёл обрыв провода. ЮЗЭС проводит аварийные ремонтные работы. Света в Северном районе не будет до устранения обрыва

Почти сутки спасатели ликвидировали лесной пожар в Абрау-Дюрсо под Новороссийском. Его площадь превысила 62 га. Было эвакуировано 500 человек из шести близлежащих баз отдыха

276 пожаров потушили в Ростовской области с 8 по 14 июля. В них погибло 2 человека. На новой неделе в регионе прогнозируется наивысший класс пожарной опасности

14 июля 2024

Службы спасения напоминают о чрезвычайной пожароопасности в регионе. За сутки 13 июля в области произошло 17 ландшафтных пожаров, их площадь превысила 6 тысяч квадратных метров

13 июля 2024

Нефтебаза в Цимлянском районе Ростовской области загорелась из-за атаки беспилотника. Как сообщил губернатор Василий Голубев, по предварительным данным, погибших и пострадавших нет

«Деятельного понимания важности приведения в порядок старинных кладбищ у нас в обществе пока не сложилось»

Смотритель кладбища МКУ «Ритуал», краевед Елена Алексеенко

08 мая 2024
Интервью

Накануне Дня Победы на Старом кладбище в Таганроге волонтёры очистили от веток и мусора 31 воинское захоронение — это могилы лётчиков-испытателей, ветеранов, ушедших из жизни уже в послевоенные годы. На одной из могил гранитный обелиск был сброшен с основания и лежал текстом вниз. Когда его подняли, оказалось, что это могила Героя Советского Союза Ивана Ивановича Мирошниченко, которую искали долгие годы.

О движении волонтёров, которые много лет занимаются расчисткой Старого кладбища, и о том, почему люди ищут могилы своих родственников, «Ершу» рассказала краевед, смотритель некрополя, Елена Алексеенко.

— Как давно существует волонтёрское движение «Любители Старого кладбища Таганрога»?

— Сообщество было создано Александром Поливаевым в 2009 году для объединения молодых ребят, интересующихся историей кладбища. О волонтёрстве тогда речи не шло, первые годы это была площадка для обмена сведениями, байками, легендами. Иногда устраивали прогулки с элементами экскурсии. Со временем посетители стали более требовательны к наполнению мероприятий, стали формироваться полноценные экскурсионные маршруты. В какой-то момент Александр перестал участвовать в этой деятельности, но до сих пор остается администратором сообщества. Меня интересовала больше исследовательская сторона и популяризация, а 4 года назад муниципалитет предложил должность смотрителя кладбища. Пришлось погрузиться в хозяйственную, законодательную и финансовую проблематику. Примерно тогда же объединили усилия с депутатом Городской думы Еленой Валерьевной Сиротой и Храмом Всех святых, стали подавать заявки на конкурс Фонда президентских грантов. С 2021 по 2023 год нам удавалось получать финансовую поддержку и на популяризацию, и на некоторые работы по благоустройству. По мере получения опыта удалось привлечь средства разных фондов и на некоторые работы по сохранению памятников. За это время сложился небольшой круг из постоянных волонтёров и партнёров, оказывающих самую разную поддержку, за что им огромное спасибо. Тематика очень специфичная, и глубокого, а главное, деятельного понимания важности приведения в порядок, сохранения и изучения старинных кладбищ, в обществе у нас пока не сложилось.

— Могилы каких известных исторических личностей удалось обнаружить за эти годы?

 — «Обнаружить», наверное, некорректное в данном случае слово, «вновь обрести» и «зафиксировать», пожалуй, точнее описывают ситуацию. Поясню. Скажем, для узкого круга было известно местоположение могилы подпольщиков Петра и Кузьмы Турубаровых. Для широкого — известно, что они в принципе где-то на территории есть, и за ними даже кто-то ухаживает, но спроси, где — не покажут. Ни в каких списках и книгах, посвящённых кладбищу их не было. Более того, состояние участка и прилегающей территории тоже было удручающим к 2021 году. Благодаря активной позиции и помощи многих таганрожцев сейчас там относительный порядок, размещены указатели, информационные таблички, экскурсоводы теперь включают это место в свои маршруты. В 2016 году во время подготовки перечня ценных надгробий для охраны ансамбля кладбища получилось почти полностью прочесть увядающую эпитафию на основании раннего родового памятника купеческой династии Андреевых-Туркиных, распознать и зафиксировать увядающие тексты на старинных плитах конца XVIII — начала XIX веков, а также опровергнуть ряд заблуждений относительно принадлежности отдельных надгробий (Константин Македонский, Иван Гой и пр.). Могилы-то никуда не деваются, в какой-то момент они становятся никому не интересными, а надгробия разрушаются временем и людьми. Кто-то о них знает, но как узнать кто?

— Почему люди ищут родственников на Старом кладбище? Удалось ли вам по заявке на поиск найти могилы? Чьи это могилы?

— В советский период у многих была прервана традиция сохранения семейной истории: кто-то боялся и скрывал своё происхождение, кто-то из-за многочисленных жизненных перипетий не смог передать знания. За последнее два десятилетия почти полностью ушло поколение носителей информации, заставшее те смутные времена, а у многих современников история плюс-минус одна: «бабушка показывала в детстве, но я был мал и не запомнил, бабушка умерла, спросить не у кого». Ситуацию усугубляет отсутствие детальных планов кладбища и географической привязки могилы в свидетельствах о смерти и журналах захоронений. До 2025 года все кладбища Российской Федерации должны быть инвентаризированы, а сведения о захороненных размещены в электронных базах данных. Однако закон и его исполнение у нас существуют в параллельных реальностях: затраты на столь трудоемкие работы неподъёмны даже для небедных городов. Просьб в поисках ежегодно десятки, однако историй с хорошим концом единицы. Чаще всего запросы по 1960-м годам: с одной стороны, не так много времени прошло, с другой — памятники этого периода из недолговечного материала с металлическими табличками, которые нередко становятся предметом интереса охотников за металлом. А без таблички и без имён 3–4 соседних захоронений в таких случаях шанс на успех минимален. Иногда люди приносят фотографии родственников, запечатлённых на могилке. Если видны приметные ориентиры, дошедшие до наших дней, случалось находить место даже с разрушенным до основания надгробием. Чаще всего что-то находилось из описей, которые я по мере сил делаю, но в процентном отношении от общего числа могил с именами это считанные проценты. Бывает, какая-то фамилия примечательная оседает в памяти, а потом всплывает по запросу. Однажды был запрос на поиск могилы с фамилией Иванов. Удивительно, но через 9 лет могила нужного Иванова всё же нашлась.

— Почему могилу Героя Советского Союза Ивана Мирошниченко искали в Таганроге, а не в его родном селе?

— Я слабо погружена в контекст, не знаю, откуда информация о захоронении в селе Носово и почему так получилось. Ко мне обратились с вопросом о размещении могил героев СССР на нашем кладбище и о том, известно ли мне захоронение конкретного человека. Поскольку строгой логики размещения могил даже ветеранов на кладбище нет, указала участок, где потенциально может быть, судя по рангу и дате смерти, эта могила. Однако сведений о внешнем виде памятника не было. Сектор большой, очень заросший, с размытыми границами, многие могилы утратили таблички. В такой ситуации можно было только надеяться на лучшее и читать надписи на каждой могиле. Из Неклиновского района приезжали энтузиасты, прошерстили участок, но среди того, что могли прочесть, искомого имени не было. Как теперь мы видим, гранитный обелиск с надписью был сброшен с основания и лежал текстом вниз. Волонтёры на днях очистили участок и перевернули блок. И тут началась (или продолжилась) цепочка каких-то невероятных совпадений, которые и привели к успешной развязке: размещение могилы героя будет зафиксировано, захоронение обретет достойный уход.

— Есть ли сейчас заявки на поиск?

— Они есть всегда. Как правило, не обнадеживаю людей, записываю исходные данные, контакт, если вдруг попадается, то сообщаю, единственное, что прошу взамен — привести в порядок и ухаживать. Очевидно, что городской или федеральный бюджеты в обозримом будущем не дадут средств на полноценную инвентаризацию. Задумываюсь над упрощённым вариантом при грантовой поддержке, однако это, по сути, отдельное направление деятельности, и чтобы полноценно уделять ему внимание, придётся на время отказываться, например, от работ по консервации или исследований по классификации ветхих старинных надгробий, не вошедших в предмет охраны. Сложный выбор, когда все эти работы нужно было делать ещё полвека назад. Учитывая текущее состояние кладбища, основную проблему представляет даже не сама фиксация и создание базы данных, а предварительные работы по очистке территории от мусора и растительности, расходы на их утилизацию, подъём с земли блоков. Объёмы этих работ и сгенерированного мусора колоссальные.